Злая старшая сестра, слабильные свечки и медицинская машина (часть 1)

17

Старшая сестра хочет поставить клизму своему брату, обездвижив его с помощью чуда техники

«Сейчас мы тебя быстро вылечим.» Я не мог повернуть голову, да это и не нужно. Даже по голосу старшей сестры, я понял, что она ухмыляется. Я лежал вниз лицом на медицинском столе и видел перед собой только зеленую шероховатую поверхность как на бильярдных столах. В медицинских машинах подороже тут экран, но мама и папа сэкономили в свое время. Да и брать парочку ненужных функций за деньги в три раза больше было глупо. Да и денег у них особо не было, всё уходило на новорожденную дочь, ту самую, что сейчас пялиться на моё голое тело. Старое устройство, но до сих пор работает. Я всё ещё чувствовал своё тело, но пошевелиться не мог. Только мышцы на лице, глаза и голос. Я чувствовал голод железа, которым покрыт остальной стол, я чувствовал холодок ветра, пробегающего по моей попке, но самое главное, я чувствовал как глаза старшей сестры буквально поедают меня.

Эти штуки используют в случае, если пациент буйный или это просто грудной ребёнок, которому не объяснишь, что ему нельзя двигаться. Нет, конечно медицинская машина состояла не только из стола. Другое устройство, стоящая рядом, например, определило что у меня запор. Медмашины подороже сами выполняют эту функцию, но мной решила заняться моя сестра.

Я почувствовал как она положила руку на мою ногу, и пошла вперёд к моей голове, гладя меня по длине всего тела. Её рука прошла по ягодице, которую она немного сжала и потрепала из стороны в сторону, потом по пояснице, спине, шее и дошла до волос на голове. Она знает, что мне нравится, когда меня гладят по голове. Я услышал её голос, она шептала мне прямо в ухо. “Бедняжка мой, ничего, сейчас я тебя прочищу”. Я услышал отдаляющиеся шаги, она куда-то ушла.

 

Помню, что самое злое, что она со мной сделала, это щекотала минут 20 на этом же столе. Мне тогда было десять, она подтащила меня, упирающегося к столу, надела электроды на виски, нажала на кнопку под той самой доской, на которой я сейчас лежу, и я мгновенно обмяк. Она положила меня на стол лицом вверх, вытащила футболку из шортов, залезла сверху и начала щекотать мой животик. Я засмеялся насколько мог в этой ситуации, у меня были бешеные глаза, и я то кричал то хохотал, не в силах прекратить щекотку. Потом её руки двинулись вверх, и её тонкие длинные женские пальцы начали щекотать подмышки. В тот день сестрёнка узнала, что я нигде не боюсь щекотки сильнее, чем там. Я смеялся и просил прекратить, а она смотрела снизу и всё спрашивала щекотно ли мне. Потом она вытащила руки из-под моей футболки, прошла к моим ногам, сняла мои носки и защекотала мои ступни, я опять начал визжать и просить остановиться, но сестренка все щекотала и щекотала. Видимо, я смеялся не так сильно как в первый раз, и она решила продолжить щекотать сверху. Она опять подошла к моему животу, уселась на меня, подняла мне руки и положила мне их за голову,а потом медленно стала поднимать футболку. Она подняла её так высоко, что стала видна моя шея, а потом надела мне ткань на голову, чтобы та не сползала. Я не видел её, но я знал, что видит она. Мои совершенно беззащитные подмышки, которые она сейчас будет щекотать. Я почувствовал на них один палец, потом на другой. “Нет, не нааадо, неееет”. Она ничего и слушать не хотела, когда начала чесать своими ноготками мою кожу, и опять визг, крики и просьбы прекратить и очень очень очень много смеха. “Ахахах, прекрати, я не-не могу-у-у большее”. Я уже не верил, что она остановится до прихода родителей. Признаться, я один раз даже фапал на это воспоминание. Беззащитный мальчик, которого щекочет злая старшая сестра. Только в своих фантазиях я был возрастом как сейчас.

В тот день родители узнали об этом. Они увидели записи на медмашине, что меня на 20 минут оставило без движений. Это было ужасно, папа за ухо выволок старшую сестру к машине и начал допрашивать, а я смотрел из-за двери. Когда она рассказала, отец прокричал, посмотрим как тебе самой понравится. Мама схватила её сзади сжав свои руки на уровне её груди, папа стянул её шорты и трусы. Сестра кричала “нет, не надо”, это всё, что я запомнил из её криков, у меня в ушах начался гул, и я почувствовал, что у меня на щеках лишний слой кожи, так бывает, когда щеки горят. Мама толкала свою дочь к тому месту стола, из которого вытягивались провода для выключения мышц. Папа вытащил провода, сестра начала отбиваться руками и ногами. Каждый раз, когда папа подносил к ней провода, она дергала за них. “Да держи ты ей руки, б..дь”, мама схватила ей за руки и прижала к груди. Сестра с ужасом смотрела как папа подносит к ней электроды. Я понял, что сейчас будет. Папа быстро прижал электроды к вискам, сунул руку под стол, и сестрёнка обмякла. Эта штука действует лучше всякого снотворного или укола успокоительного. Я вышел из-за двери и пошел к ним. Мама поднялась повыше с обмякшим телом дочери. Говорят, что для девочки в 12-13 лет нет ничего страшнее, чем если её увидят одноклассники в трусах. Но на моей сестре даже трусы были спущены до колен, и я в первый раз в жизни увидел голую девочку снизу. У сестренки уже рос пушок. Интересно, ей было очень стыдно или страх затмевал все её мысли? Я остановился, вглядевшись в этот пушок, но, взяв себя в руки, побежал к папе. Я кинулся ему на ногу, обхватив её руками также как мама обхватила руками сестру. “Папа, не надо. Папочка не надо. Пожалуйста”. Отец оттолкнул меня. Он взял сестру за руки, мама присела и взяла за ноги, после чего они положили тело сестры на стол медицинской машины. Мама подошла ко мне, взяла меня за шиворот и оттащила от папы и машины. Папа стоял перед лицом сестры и расстёгивал ремень. Сестренка заплакала от страха и начала просить отца не делать этого. Отец вытащил ремень, подошёл к её попе… дальше я вспоминать не хочу. Сестрёнка лежала с голой попой, по которой бил и бил ремень, а она даже не могла закрыться. Как кричала и какого цвета был её зад — не помню. После экзекуции мою маленькую бедную старшую сестренку за ухо отвели в её комнату и запретили из неё выходить до утра. Вечером когда я проходил мимо её комнаты, я слышал её всхлипы из-за двери. Сестренка плакала несколько часов. Перед тем как уснуть в тот день я слышал из-за стены стоны и вздохи мамы. Видимо, больше всех день понравился им с отцом.

 

Мои воспоминания закончились как раз в тот момент когда сестра вернулась в комнату, я услышал, что она что-то ставит на столик. Сестра подошла ко мне, взяла мою голову двумя руками и повернула её в сторону столика. Там было именно то, что я и ожидал. Сестра подошла к столику и потащила его поближе к моим глазам. Потом она повернулась ко мне, улыбнулась, полезла в карман и вытащила оттуда… о, нет. Только не эти слабительные свечки. В этот момент я сжал всё тело и особенно попу, хотя сжаться само собой у меня не получилось. Эти свечки действовали как ракеты. Они специально были изготовлены для детей. Уже через тридцать секунд кишечник со всей силы выталкивал из-за себя всё, что в нём было. Ещё через тридцать мышцы ануса расслаблялись, чтобы ребёнок не мог сопротивляться позыву. Хватит, чтобы добежать до туалета. Не хватит, чтобы натянуть на себя трусы, но до туалета добежать хватит. Однажды, во время урока, когда я возвращался из туалета, увидел выбегающую из медицинского кабинета девочку примерно моего возраста. Она неслась как пуля, держа ягодицы двумя руками, а её трусы и шорты были спущены до бёдер. Видимо она решила, что на них нет времени, да и не было никого в этот момент в коридорах. Вот это действие свечек-ракет. Даже не знаю, заметила она меня или нет.

Я как-то видел одно видео со скрытой камерой из больницы, когда какую-то четырнадцатилетнюю девочку готовили к операции. Она уже лежала на животе в кровати в бирюзовом халате, который имеет разрез на середине спины и ждала продолжения процедур. Ей сказали, что нужно почистить кишечник и показали эти свечки. Её реакция была неописуема, она мгновенно повернулась на бок, закрыла голую попу рукой и сказала

— Вы же сказали, что клизму делать будете

— Чистятся все. Поворачивайся

— Ну вы же сказал, что клизма будет

— Нету говорю

— Не хочу я эти свечки

— Ладно

Врач ушёл куда-то, а через полминуты вернулся с двумя медбратьями, они схватили девочку за руки и за ноги и распластали на столе. Она закричала “эй, вы что делаете!” Врач сел рядом с её задницей, и попытался раздвинуть ей ягодицы. Она стала сопротивляться, кричать и вертеть попой. А девочка-то уже не маленькая, вертелась со всей силы. Закончилось это так. Врач, державший за ноги, кое-как поджал ей ноги под её тело, ягодицы раздвинулись сами собой, девочка завизжала (оказалось потом, что врач закрыл дверь, а стены почти не пропускают звук), медбрат раздвинул ягодицы ещё сильнее и врач, не смотря на детские протесты, засунул слабительную свечку в её беспомощную попу. Дело было сделано, теперь бы девочка никуда не делась. Все трое отпустили её, врач сказал медбратьям “спасибо”, но они хотели посмотреть на результаты своей работы, поэтому не вышли. Врач сказал девочке: “вон унитаз, иди”. Однако та была слишком гордая, она протянула ноги и тихо заплакала. “Ты смотри чё!”, “Да сейчас побежит, никуда не денется”. Прошло полминуты и юная пациентка сжала ягодицы. “Вон, начинается”. Ещё через тридцать секунд она сжала ягодицы руками, а ноги сложила крестом, то есть завернула одну под другую, чтобы было проще ничего не выпускать. Да, забыл об этом сказать. У них есть ещё и третье действие, которое наступает ещё через полминуты. Именно из-за него так торопилась та голопопая девочка в школе. Если юный пациент такой спесивый, что через полторы минуты не выплюнул свечку со всем содержимым своего кишечника, то свечка начинает припекать. И не просто печь. Она начинает дико щипать в заднице. На одном форуме я прочитал, что эта свечка горит сильнее чем мыло в попе или очищенный корень имбиря. Если на ребёнка не подействовали уговоры по хорошему, то применяются эти крайние меры. Обычно маленькие дети после этого со слезами на глазах бегут в туалет. Наша пациентка начала плакать ещё сильнее и бить ногами по кровати-столу, на котором лежала. Свеча-ракета действовала на все сто. Вытерпев где-то две минуты, девочка осторожно, всё также сжимая попу, спустилась со стола и проследовала в сторону унитаза. И правильно сделала. Последняя шутка этот “лекарства” состоит в том, что эффект выталкивания длиться всего 4 минуты, а жжение все двадцать. То есть она бы просто проплакала двадцать минут на кушетке, потом врачи бы вставили ей ещё одну слабительную свечку и насильно бы посадили на унитаз, поджав ноги, и тогда реви-не реви, но природа возьмёт своё. Каким-то образом это видео утекло в Интернет. Интересно, стыдно ли ей было, когда все её одноклассники увидели её попу, как ей в попу вставляют свечку, как она ревёт, бессильно бьёт ногами и потом мелким шагом идёт к унитазу. Эта свечка сначала предлагает, потом предлагает настойчиво, затем уговаривает, а в конце наказывает. Само собой, пациентка сначала хотела клизму. Кстати о клизмах...


Когда сестра подтащила столик, я увидел там именно клизму. Но зачем, если она вставит мне слабительные свечи? Сестрёнка ещё раз погладила меня по волосам. “Смотри, что я тебе принесла.” Сестра взяла завернутое тонкое покрывало, которым она во время сна укрывается летом вместо одеяла. Валик был не очень толстый, но плотный. Она подвинула столик к моей попе, подняла мой зад и подложила туда валик. Теперь мой зад был самой высокой точкой тела. Причем она сунула руку между валиком и моим телом, нашла там мой член и опустила его вниз, так, чтобы его было видно со стороны моих ног. Он уже начал твердеть от моего стыда, а от женской руки, к которой он не привык, член стал наливаться кровью ещё сильнее. Сестрёнка опять погладила меня по попе, прошла вниз к моим ногам и раздвинула их насколько позволяла ширина стола. Она забралась на стол, положила руки на мои ягодицы, по одной на каждую, и начала их сжимать и разжимать, а потом сжимать и разводить. Мне стыдно признаться, но мне нравилось. Потом она сжала ягодицы и со всей силы развела их. Я знал, что она видит — мой совершенно беззащитный анус. Представив как мне сейчас что-то будут засовывать ТУДА, мой член полностью встал. И она на него пялится. Она взяла меня за него (отпустив моё полупопие) и начала медленно двигать туда сюда рукой, потом отпустила. Десять секунд я просто не знал что же она делает, пока сестра снова не развела ягодицы и не нажала на анус чем-то. Если бы реакции ещё работали, я бы сжался. Сначала я подумал, что это слабительная свечка, но это палец сестры, который она смазала вазелином. Она пару раз покрутила по дырочке, чтобы смазать её, а потом остановилась на центре и начала давить внутрь. Палец прошёл внутрь на половину. Вышел. Вошел ещё раз. Я чувствовал, что там теперь очень скользко. Вытащив указательный палец, она ввела большой (он был толще). А потом начала двигать им по кругу, заставляя стенки ануса уменьшаться в одних местах и расстягиваться в других. Черт! Нет! Как приятно! Я почувствовал, как внутри члена течёт капля, моё возбуждение дошло до пика. Она опять взяла меня член другой рукой и начала водить туда-сюда. ”Если вытерпишь и не кончишь, я тебя отпущу”. Конечно же вытерпеть было невозможно, это был вопрос времени… и очень короткого времени. Не прошло и половины минуты как я выстрелил огромным зарядом, член сжимался и расслаблялся, стреляя вновь и вновь и пачкая валик, сделанный из одеяла. В этот момент я почему-то задумался о том, что слово “поллюция” является производным от “pollution” — “загрязнения”. Сестрёнка вытащила палец, а потом что-то быстро скользнуло мне в попку. На этот раз это была слабительная свечка.

17
слабильные свечи f/m свечка обездвижен ремнем щекотка
Порно рассказы Forcojeen /blog/Zlaya-starshaya-sestra-slabil-nye-svechki-i-medici--slabilnye-svechi-fm-svechka-obezdvizhen-remnem-schekotka.html